Круг ада “Гольяново”

Как продуктовый магазин десять лет держал мигрантов в рабстве

Несколько девушек и юношей, небольшой городок, изолированное помещение. Садизм, насилие, оргии, сексуальные извращения, охранники-церберы, не позволяющие этой вакханалии прекратиться. 

В нескольких предложениях мы описали сюжет фильма Пьера Паоло Пазолини “Сало или 120 дней Содома” по мотивам романов Маркиза де Сада. Правда, наша история разворачивается не в фашистской Италии. Вместо неё — скудные пейзажи Московского Гольянова. Нет старинной виллы, есть захолустные продуктовые магазины с запирающимися на ключ подвалами. И нет никаких сторожей в чёрной форме, а есть две сестры. Хозяйки бизнеса: Жанар и Жансулу Истамбековы. 

На этом островке изуверств годами содержали рабов-мигрантов. У них отобрали паспорта, их мучили, резали, заставляли бить, унижать друг друга, заниматься сексом между собой, рожать в заточении. Даже сексуальные позиции придумывали и определяли те самые зловещие хозяйки. После освобождения рабов никакого уголовного дела не завели, но женщины, которым удалось спастись, подали иск в Европейский суд по правам человека. И только сейчас суд принял иск к рассмотрению. 

Вашему вниманию — экскурсия по нескольким кругам подмосковного ада.

1. Лимб

Наша главная героиня —  совсем не из Дантовской Италии, а из узбекской Чернеевки. Желание у тогда ещё молодой девушки Бакии одно — заработать. И ответ находится: муж старой подруги предлагает работу. Платить обещают 800 долларов в месяц. Бакия переезжает в Москву, она мечтает накопить денег на квартиру.

Первые рабочие дни, и сразу проблема. У рабочих в продуктовом забирают паспорта. Зачем? Владельцы говорят, для того, чтобы сделать регистрацию. Но ни регистрации, ни своих документов “сотрудники” не увидят, как не увидят и денег.

“И муж этой подруги предложил. Но они не знали, как там всё. Не знали, что нас били, они отправляли и не знали. И этот муж подруги пришёл и сказал, такая вот работа есть. Месяц 500–800 долларов. Сначала 800 сказал, потом 500, потом 300, потом 200, а потом в Москве 100. Такие вот методы, когда мы там были, а когда приехали, уже так было. Я когда приехала, примерно 25 лет мне было, думала, что один-два года работаю и квартиру куплю, всё посчитала, поэтому и приехала. И ещё моя подруга с двумя девушками были. Она ростом поменьше была. А Жансулу выбирала красивых девчонок, высоких. И троих забрали. Ну, муж и мы поехали, и там ещё двое было. Одна девушка и один парень”.
Бакия
пленница

Вместо этого — каторга. Бакия оказалась узницей подвала в магазине. А там существовала фабрика пыток.

2. Круг плоти

Какими были условия в этом инфернальном продуктовом? 

Во-первых, никаких излишних взаимодействий с покупателями. За каждое лишнее слово или даже подозрение на лишнее слово пленниц били и наказывали.

“Хозяйка магазина сама била и других просила, когда я что-то творила. Когда не заказывала или с клиентами разговаривала — с клиентами много болтать нельзя было. Здравствуйте, до свидания, что будете заказывать. Лишнее нельзя было говорить. Она смотрела камеры, видит, что мы дольше разговариваем. Клиентов сразу отпускает, зовёт к себе в комнату: “О чём ты с ним разговаривала?” За это тоже била. Поэтому мы не разговаривали, только здравствуйте, до свидания”.
Бакия
пленница

Во-вторых, мыться и есть строго по расписанию. Душ раз в неделю, выездной, под краном. Еду давали просроченную, из магазинных остатков. Список продуктов был строго ограничен. Если кто-то из рабов ел что-то не то, то в ход опять шли телесные наказания.

“Лично меня били. Вот когда 7–10 человек работаем, кто-то кушает йогурт, или мясо, или колбасу — мы видели, но никогда не рассказывали про друг друга. Жанар спрашивает: “Ты видела?” Я видела, но никогда не рассказывала. Нельзя было это кушать нам. Мы скрытно кушали и не рассказывали про друг друга. За это меня много раз били”.
Бакия
пленница

В-третьих, никаких денег люди за работу не получали. Десять лет люди работали фактически за еду. 

Но самое странное в этой истории — фантазии хозяек Жанар и Жансалу. Людей они использовали в качестве то ли шахматных фигур, то ли кроликов для разведения. Речь пойдёт о сексуальном насилии.

В подвалах всех принадлежащих Истамбековым магазинов содержались как мужчины, так и женщины. 

И демиурги-сёстры решили провести селекционный эксперимент. Как животным, людям приказывали спариваться друг с другом под угрозой более страшных издевательств. Ловким взмахом рук сёстры отбирали каждую конкретную пару партнёров в каждый из конкретных “сеансов”.  Позы тщательно продумывались, жертвы инструктировались. И да, после такого рождались дети.

3. Круг Крови

Бакия родила в заточении двоих детей. Девочку и мальчика. Дочку хозяйка Жансулу сразу же забрала себе.

“У неё же трое сыновей было, и сказала: “Если девочка родится, мне отдашь. Я его усыновлю”. А я всегда просила, лишь бы мальчик родился, не хотела отдавать. “Ой, девочку мне отдашь, я буду её воспитывать как свою дочку, на учёбу отдам, учиться будет, хорошо одеваться” — она меня всегда уговаривала так.
Бакия
пленница

После родов хозяйка отвезла Бакию с новорождённой в роддом. И оформила девочку на себя: якобы именно она — мать ребёнка. Назвали малышку Камилой. Потом Жансула заявила, что отправила девочку к себе на родину, в Казахстан. А через четыре года она там якобы умерла. Версии смерти менялись: сперва хозяйка сказала, что причина смерти — менингит, потом — что девочку затоптал бык. Где сейчас находится дочь Бакии, жива ли она, и что с ней стало — неизвестно. 

В 2007 году пленница родила уже сына. Но из-за условий содержания его здоровье было серьёзно подорвано. На всю жизнь ребёнок остался инвалидом, научился ходить он только в четыре года, а сейчас у мальчика задержка в развитии. Хозяйка несколько раз предлагала умертвить ребёнка специальным “уколом” или отдать его в детдом. 

Были ли попытки побега? Да, даже несколько. Но, как правило, они заканчивались ничем. Узников продуктового возвращали туда же, откуда они бежали. Однажды Бакия вырвалась из магазина, несколько дней спала в подъезде, а потом наткнулась на дворников. Те её накормили и предложили обратиться в полицию. Но в гольяновской полиции женщину просто отправили обратно. По мнению Бакии, полицейские получали прибыль с этого рабского бизнеса. 

Но всё изменилось, когда вмешались правозащитники. 

4. Круг разорван

В 2012 году Бакию стала искать мама. Она смогла выйти на контакт с движением “Альтернатива”, и уже 30 октября из магазина освободили всех узников. Потом начались долгие судебные тяжбы. В России уголовное дело до сих пор не было возбуждено. В его возбуждении отказывали девять раз. Отказались возбуждать уголовное дело и на родине хозяек, в Казахстане. Именно через эту страну и проходил набор рабов для дальнейшего труда. 

“Были родственники, которые пытались найти своих родственников. Одна из них была мама, как раз Бакии, которая обратилась в "Альтернативу", чтобы ей помогли, потому что все остальные органы и полиция в том числе, на самом деле никак не реагировала. По заявлениям наших заявительниц мы знаем, например, что участковый на самом деле посещал эти магазины, но когда он посещал, людей прятали, либо им часто давали паспорта не на их имена. Ну, то есть совсем каких-то других людей. Но участковый это даже особо не замечал”.
Варвара Третьяк
координатор проекта “Гражданское содействие”

По словам узницы, хозяйка пыталась решить вопрос деньгами. Даже предлагала 60 тысяч долларов за то, чтобы замять историю. Но семья Бакии не пошла на это. Несмотря на то, что некоторые пленницы брали денежные компенсации.  

А в 2016 году группа бывших рабов совместно с юристами комитета “Гражданское содействие” подала иск в Европейский суд по правам человека. 

“Да, во-первых, мы подавали по нескольким статьям конвенции. Запрет рабства, в том числе дискриминация, неэффективное расследование. И мы действительно надеемся, что европейский суд увидит нарушения по этим статьям, и мы рассчитываем, что после того, как европейский суд вынесет решение в нашу пользу, то будет то самое новое обстоятельство, по которому можно вновь инициировать уголовное дело”.
Варвара Третьяк
координатор проекта “Гражданское содействие”

Правда, здоровья и потраченных десяти лет жизни это не вернёт. Не исправит инвалидности сына. Не избавит Бакию от нервных приступов, которые она испытывает каждый день. Уже неизлечимых.

5. Послесловие. За пределами круга

Злополучные магазины всё ещё продолжают работать. Они не закрывались ни во время активного обсуждения этой истории в СМИ, ни во время различных юридических разбирательств. Сёстры Истамбековы не понесли никакой ответственности за свои зверства. 

Мы отправили в Гольяново нашу съёмочную группу. Но сотрудники либо молча отказывались отвечать на вопросы, либо вели себя вызывающе. А в какой-то момент появился крайне агрессивный мужчина. 

Он с криками “Кто ты, ***, такой?” стал нападать на журналиста и оператора. Предлагал “выйти один на один”, а потом многократно бил по камере, выкрикивая оскорбления. 

Предлагаем вам ответить на вопрос: ведут ли себя так люди, которым нечего скрывать?