Аудит для Кировской области

 Как председатель правительства региона стал его главным акционером

Александр Чурин — председатель правительства Кировской области, однако по-прежнему называет себя бизнесменом, а не политиком. Тут нет никакого противоречия: свою область он считает акционерным обществом, а правительство — чем-то вроде совета директоров.

К этой концепции он пришёл не вдруг. Интеллигентный мужчина имеет два диплома о высшем образовании (германская филология и юриспруденция), в 2001-м он стажировался в Германии. А в 2004-м поступил на работу в Федеральную налоговую службу области. Проработал до 2007-го, после чего с ним вдруг начали происходить любопытные трансформации. Его вдруг перестали любить не только местные предприниматели, но и соратники по партии, которые когда-то выбирали его на пост председателя правительства области. Зато у него появилось много разнообразных и очень вкусных активов.

У Гоголя в такой момент в пьесе появлялся ревизор. В наших реалиях он называется иначе — аудитор. Вместе с предпринимателями и кировскими депутатами мы устроим небольшой аудит Александру Чурину и его АО. Но сначала — пробежимся по истории нашего героя.

Многоликий Чурин

Как начальник отдела ФНС по банкротствам, Александр Анатольевич хорошо знал, как шли дела у местных компаний. Однажды к нему в руки попали данные о долгах крупного производителя оружия и боеприпасов «Сельмаш». Через некоторое время арбитражный суд запустил процедуру банкротства, а уполномоченным по этому делу значились два человека: сам Чурин и его коллега, некто Сморкалов. Это была его первая, но далеко не последняя роль в этом деле. 

ФНС удалось выкупить долговые обязательства завода, и на последующих встречах совета кредиторов чиновник стал присутствовать уже в качестве его председателя. 

В 2007 году трансформация завершилась: «Сельмаш» сменил владельца, а начальник ФНС покинул свой пост… и стал новым гендиректором компании. 

Но это было только начало. По той же схеме собственника поменял Лузский лесопромышленный комплекс, директором которого стал родной брат Чурина Сергей. 

Семейство занималось бизнесом десять лет, после чего Александр Анатольевич решил завершить полный круг трансформаций и снова вернуться в политику. В 2017-м он уходит с поста гендиректора (оставив его брату) и становится сначала замом председателя правительства Кировской области, а потом и председателем. 

Но, может быть, он и правда, как и положено, оставил бизнес? 

Кировская бизнес-империя

«В 2014 году на производство техники мы взяли достаточной большой кредит в «Сбербанке«. Техника должна была уйти в РЖД, но в связи с кризисом 2014-го года, когда доллар и евро практически в два раза улетели, РЖД снизила объём инвестиционной программы и оставила завод без заказов.

В принципе, это была не такая большая проблема, и в 14-м году мы обратились в «Сбербанк« РФ с просьбой реструктуризировать задолженность завода и облегчить нашу участь. Сумма, по оценкам банка, равнялась 195 миллионам рублей. Где порядка 30 миллионов были штрафы и пени. Мы готовы были выкупить задолженность за 175 миллионов рублей, но «Сбербанк« нам отказывал в этом. Восемь месяцев мы вели переговоры. И впоследствии, в октябре 16-го года мы узнали, что «Сбербанк« продал эту задолженность за 175 миллионов рублей структурам Александра Чурина, ныне возглавляющего правительство Кировской области«

Сергей Голофаев, бывший генеральный директор Кировского машиностроительного завода 1 мая

Сергей Голофаев, член «Единой России» и в прошлом гендиректор «Кировского машзавода 1 Мая», кажется, крайне удивлённым произошедшим. Из-за 30 миллионов поменял владельца крупнейший в России завод по производству больших гидравлических кранов. Отныне он стал принадлежать заводу «Сельмаш». «Сельмашем», в свою очередь, владеет ООО «Виталия», которое в равных долях принадлежит Чурину и его помощнице и доверенной Татьяне Помаскиной. 

Став собственником, Александр вовсю развернул бурную деятельность : создал акционерное общество-клон «Кировский машзавод 1 Мая», куда перевёл все активы завода. Старая компания со 120-летней историей перестала существовать. 

За следующие 3-4 года новый гендир сократил две трети рабочих мест (с 1750 человек до 500), уменьшил объёмы производства, а заодно — налоговые выплаты. 

 

«Когда в 2017-м году нам, депутатам законодательного собрания, дали на согласование Александра Чурина, вначале на должность первого заместителя председателя правительства, затем, через год, — заместителя председателя правительства, — нам рассказывали, что это перспективный человек, опытный руководитель, который приобрёл всё своё имущество честным путём. 

Представляете, а потом мы узнаем, что, оказывается, в отношении кандидата, за которого мы отдали свои голоса, было возбуждено в своё время 17 уголовных дел. 17! Не одно, не два, три — 17! 

 

За схемы по уклонению от уплаты налогов, за схемы по приватизации государственного оборонного предприятия ФГУП завод «Сельмаш«. Потом, как говорят, по этой же схеме были другие предприятия приватизированы, и стали из государственно-народного семейным бизнесом«

Роман Титов, член «Единой России», заместитель председателя Законодательного Собрания Кировской области.

Укрывательство от налогов — не самое очевидное занятие для сотрудника ФНС. Тем не менее, именно этим, так считают его коллеги, активно занимался наш герой. 

Мы связались с Еленой Сармановой, начальником управления массовых коммуникаций Кировской области. Она заявила, что никаких уголовных дел нет и не было, завод процветает, его сотрудники стабильно получают зарплату. 

Параллельно расширяя свою империю: схема, известная по другим компаниям, теперь применяется к Вятскому речному пароходству. А тем временем «Вятавтодор», которым руководит (сюрприз!) его коллега и партнёру по банкротствам других компаний, г-ну Сморкалову, пытается подчинить себе бизнес по утилизации отходов. 

«Твёрдые коммунальные отходы — ещё одна тема, которая стала интересной окружению Александра Чурина. Когда в прошлом году был закрыт крупнейший полигон в Кировской области, и затем начали не платить перевозчикам, затем переиграли лоты с заградительными условиями и прочее, прочее, прочее. В итоге мы получили мусорный коллапс после нового года, когда те предприятия, которые якобы государственные, должны были удержать ситуацию, и после вытеснения частника начать эффективно работать, ничего не начали. До сих пор в Кирове встречаются переполненные помойки, а январь — это была вообще жесть»

Роман Титов.

Вятское речное пароходство — еще один предмет интереса главы правительства.  С 2006 года у них есть лицензия на право пользования недрами, выданная управлением охраны окружающей среды и природопользования Кировской области.

В 2008-м году был подготовлен проект разработки месторождения песка, который был утверждён и согласовано Ростехнадзором.

Однако в 2020 Министерство охраны окружающей среды внезапно приостановило право пользования недрами для пароходства. Якобы технический проект не согласован в установленном законом порядке, хотя юридически это все совершенно неверно: министерство получило право согласовывать техпроекты только в 2014 году, и никак не могут влиять на то, что было утверждено в прошлом. Закон обратной силы не имеет.

Кировская межрайонная природоохранная прокуратура, установила, что с проектом все окей, он согласован и законен. Но министерство так и не разрешило добывать песок. Как утверждает Надежда Бушманова, юрисконсульт ООО “Вятское речное пароходство”, им недвусмысленно намекали, что вопрос необходимо решать лично с Чуриным.

Здание номер 4

«Почему я об этом пишу? Потому что три квартиры по этой программе правительства Кировской области получили работники нашего театра. Вот так сидят люди спокойно «на самоизоляции», а в это время тихонько, в самый «карантинный» период, квартиры, в которых они живут, продали другому собственнику. Почему люди, которые были «облагодетельствованы» правительством, сейчас должны оказаться на улице? Кто будет нести ответственность за «государственные программы» по обеспечению служебным жильём врачей, учителей и работников культуры и искусства Кировской области?»

Это пост из фейсбука актрисы местного театра Елены Одинцовой. Скандал о выселении бюджетников из служебного жилья был громким по местным меркам. Достаточным, чтобы начать разбираться, как в нашем акционерном обществе обстоят дела с этим вопросом, и что там со строительным бюджетом.

В графе «расходы» за 2020 год среди прочего было заложено пять миллионов рублей на проектную документацию для дома на берегу озера Чёрного. Не самая приметная сумма, однако за ней стоит намного больше интересного.

Проект, таинственно именуемый «Здание номер 4», должен быть закончен к 2023 году, и будет стоить 100 миллионов. Естественно, бюджетных денег. 

Жилой комплекс в этих местах уже существует. По словам депутата местного заксобрания Сергея Мамаева, это резиденция. Только не для бюджетников. Там живут приезжие замы губернаторов, министры и прочие политики, постоянно не проживающие в области и за это именуемые «варягами». Однако правительство во главе с Чуриным не удовлетворено этим, и хочет всё перестроить.

«Здание — это резиденция, по сути дела, где жили приезжие, и живут приезжие министры, приезжие заместители губернатора и так далее. Сегодня, видите ли, их не устраивает то, что, какие строения есть на Чёрном озере. Они решили всё снести и построить новое, новый комплекс для проживания людей. Тех, которые приезжают, и которые работают здесь, так называемые министры-варяги«

Существует симпатичная визуализация проекта, и, судя по всему, правительство полно решимости закончить проект в срок. 

Сергей Мамаев, депутат от КПРФ Законодательного собрания Кировской области, считает такие траты совершенно несоразмерными: у области есть множество проблем помимо стройки резиденций для пришлых руководителей. Например, дороги. 

Дураки и …

Наверное, так выглядит поверхность Луны. Или всё же Земли, но тех времен, когда человек ещё не открыл прямохождение и палку-копалку. Бурая грязь, будто перемешанная движением тектонических пластов. О том, что это всё сегодня и в России, можно понять по тому, что по грязи этой движется колонна грузовиков. Подпись под видео: «дороги в Кировской области».

Ситуация с дорогами в регионе, наверное, самая странная во всей России. 

В других регионах либо нет денег, либо они они тратятся не по назначению. Но в местном бюджете они есть. Просто неосвоенные. 

«Дороги — это главная беда и, как ни странно, главное золото Кировской области. Беда — потому что ещё с советских годов в Кировской области не было нормального дорожного сообщения с другими регионами. И традиционно дороги в Кировской области плохие. 

Почему золото? Потому что последние годы федеральный центр выделяет огромные деньги на ремонт наших вятских дорог. Дорожный фонд пополняется каждый год, увеличивается и увеличивается. И, разумеется, эта тема не могла быть обделена вниманием Александра Чурина и его команды. У нас тема стала приоритетной, и на сегодняшний момент такая ситуация в регионе сложилась: вроде бы предприятий много, которые могут выполнить заказ, но все контракты уходят трём крупным компаниям. 

 В итоге денег выделяется много, но ещё больше денег остаётся. В 21-м году, по итогам 2020 года, в бюджете Кировской области осталось 600 миллионов рублей неиспользованных средств дорожного фонда. То есть эти деньги, которые просто были не освоены. При всём при этом мы, депутаты, общаемся с главами местных дум, с главами районов, с главами поселений, и все стонут. Они говорят: «Дайте нам денег«. Например, в Орловском городском поселении на дороги заложено всего лишь 400 с лишним тысяч. Бюджет больше не позволяет. И когда мы задаём вопрос: 

«Вятавтодор« (тот самый, которым управляет партнёр Чурина Сморкалов, правительство, где деньги?« Они говорят: «Денег нет«. А в бюджете в остатках мы видим 600 миллионов рублей, которые, видимо, остались по принципу «не достанешься же ты никому».

Роман Титов

Однако лежат ли эти деньги действительно в бюджете, или «переброшены» на что-то другое — насчёт этого среди коллег Чурина — нынешних и бывших — тоже нет единого мнения. 

Елена Сарманова, впрочем, уверяет, что и это неправда. По ее словам, на строительство освоены все деньги: 2 миллиарда по федеральному нацпроекту плюс 680 миллионов дополнительных средств: “все контракты и работы были выполнены в срок и даже раньше” 

Три желания

Медицинская маска в эпоху ковида — спасение для многих политиков. Половину лица не видно, не поймёшь — улыбается или серьёзен. На этой фотографии «топ-менеджер» «АО Кировская область» дарит куклу случайной девочке из вверенной ему области. 

В Германии, где главный акционер набирался знаний на стажировке, он бы точно провалил аудит, но русские — добрые люди. Они смотрят на фотографию. Они думают: Александр Чурин — хороший человек. Он исполняет желания. Чужие. И иногда свои.