Cможет ли провинция Панджшер противостоять власти Талибана*?

Прямо сейчас в Панджшерское ущелье перетягиваются не желающие сдаваться правительственные войска Афганистана, туда же приехал вице-президент страны. Впервые с 2001 года над провинцией подняли флаг «Северного Альянса», который противостоял Талибану* в далёких 90-х. Что происходит в Панджере и что из этого может получиться?

С языка дари Панджшерское ущелье переводится как «ущелье пяти львов». На самом деле — это долина (ведь геологически ущелья гораздо больше) реки Панджшер и часть горной системы Гиндукуш, разделяющей Афганистан на северную и южную части. География этого места будто создана для партизанской войны и вечной обороны: сложная система притоков, которые текут через узкие ущелья, превращает Панджшер в идеальную естественную крепость. Более того, район богат литием и  изумрудами, считающимися одними из лучших во всём мире. Населен же регион преимущественно таджиками, которые говорят на дари. 

Почему это важно? Во-первых, в Афганистане существует традиционный для многих стран конфликт между Севером и Югом. Север населяют таджики, узбеки и хазарейцы. Юг же — пуштуны. У этих народов разные взгляды на ислам, разная социальная структура, разные традиции и разные языки. Активно укрепляющий свою власть Талибан* — пуштунское движение, движение этнического большинства. И, разумеется, на фоне краха Республики и образования нового Эмирата давнее противостояние между народностями накаляется. 

Во-вторых, из-за особенностей рельефа регион почти невозможно захватить. А если и получится, то удерживать — крайне сложно. Советские войска много раз пытались взять Панджшер штурмом, но полного контроля так никогда и не добивались. Прекрасно знающие местность афганские боевики заставляли географию работать на себя: высокие скалы, отвесные склоны и перевалы были запросто превращены в огневые точки. При грамотном командовании каждый квадратный метр Панджшера будет сопротивляться противнику. 

В-третьих, запасы изумрудов, обладающих уникальной чистотой и свойством поглощения света с разной полярностью, обеспечивают региону экономическую базу. Именно на деньги, полученные от продажи изумрудов, боровшиеся с советской армией силы вооружали и кормили свою армию. 

И, наконец, традиции. Панджшер оставался бастионом, занять который до конца ни у кого не получилось. Ни у СССР, ни у радикальных исламистов. До самого краха первого Исламского Эмирата ущелье было базой «Северного Альянса» и центром антиталибского сопротивления. 

СССР вступил в Афганистан в 1979 году и столкнулся с сопротивлением моджахедов. В переводе с арабского «моджахед» — борец за веру. Сопротивление Советам и установленной ими власти представляло из себя децентрализованное объединение различных группировок шиитов и суннитов. 

Одной из такой групп было Исламское общество Афганистана. Руководил ей Бурхануддин Раббани, а самым известным полевым командиром — Ахмад-Шах Масуд. 

Моджахеды под командованием таджика Масуда располагались в Панджшерском ущелье, и именно с ними связывают самые ожесточённые эпизоды советско-афганской войны. Наши войска провели девять операций против Масуда, но уничтожить его так и не получилось. За военные таланты и высокую поддержку среди местного населения Масуда прозвали «Панджшерским львом».

После вывода советских войск в 1989 году моджахеды продолжили борьбу за власть. Масуд тогда фактически контролировал ряд крупных северо-восточных провинций, где проживали 2,5 миллиона человек. Возглавляемый им регион со столицей в городе Талукан тогда называли «Масудистаном», по фамилии лидера.

По сути, Масуд видел будущий режим Афганистана — демократией без иностранного вмешательства. В котором всё многообразие религиозных, этнических и социальных конфликтов решается путём дискуссии, учитывающей интересы всех заинтересованных групп. Талибам* «Альянс» предлагал участвовать в мирном процессе на условиях равнозначного представительства пуштунского народа. У представителей «Альянса» не возникало таких проблем и с правами женщин, которые в первом эмирате находились в ужасающем состоянии. Более того, Ахмуд заявлял, что необходимо позволить женщинам занимать выборные политические должности.

"...перейти к выборам, перейти к демократии, позволить людям самим определить их судьбу. Ещё раньше мы несколько раз говорили, например, Хекматиару: если он думает, что он действительно имеет авторитет в народе и будет управлять страной эффективно, это хорошо, но давайте организуем выборы и позволим людям на основе закона избрать его своими избирательными бюллетенями"
Ахмад Масуд
интервью афганскому радио, 2000 год.
"Прекратить иностранное вмешательство, создать конституцию, согласно которой люди смогут осуществлять своё право на самоопределение и тем самым создать условия для прихода к власти в будущем такого режима, который сможет пользоваться доверием людей, когда не будут нужны никакие государственные перевороты и вооружённые конфликты, создать условия, в которых возникают демократия и выборы — вот потребность Афганистана"

В 1992 году режим, установленный СССР, во главе с Мохаммадом Наджибуллой пал. Войска Масуда и другого военного деятеля Абдул-Рашида Дустума (того самого, кто спешно бежал из своих золотых хором уже в 2021-м) взяли Кабул. Образовалось Исламское Государство Афганистан, в котором сам Масуд занял пост министра обороны, а лидер партии «Исламское общество» Раббани — президента. 

Затем моджахеды начали воевать уже друг с другом. Между полевыми командирами, действовавшими некогда в тактическом союзе, развернулась борьба за власть. И в этот момент, воспользовавшись принципом «разделяй и властвуй», на арену вышел Талибан*. 

Пока умеренные исламисты, включая Масуда, Дустума и Гульбеддина Хаматияра, были заняты уничтожением друг друга, радикалы-талибы*, окончательно оформившиеся в 1994 году, начали наступление. К 1996 году Талибан* занял Кабул и провозгласил Эмират. Тогда несогласные с радикалами силы под предводительством Масуда вернулись в «Масудистан», на север Афганистана.

В 1996 году военачальники, несогласные с режимом Талибов*, формируют «Северный Альянс». И хоть Раббани и признают «официальным» лидером Афганистана, руководит «Альянсом» Ахмад-Шах Масуд. 

«Панджшерский лев» смог выстроить серьёзную международную коалицию вокруг занимаемых им северных земель. Поддержку его войскам оказывали США, Индия и Россия. Эти страны снабжали «Альянс» вооружением, финансами, разведывательной информацией и гуманитарной помощью. До самого 2001 года, когда американские войска вошли на территорию Афганистана, «Северный Альянс» под командованием Масуда не позволял Талибану* захватить всю территорию страны. 

Но за два дня до теракта 11 сентября 2001 года Масуда убивают. Террористы-смертники под видом журналистов пригласили командира на интервью, спрятав взрывчатку в видеокамеру. Он скончался от полученных ран. 

После начала операции США в Афганистане «Северный Альянс» поддержал американских военных и вместе с ними выбил Талибан* из Кабула. В 2001 году организация распустилась. А Абдул-Рашид Дустум стал замминистра обороны, пожизненным маршалом и обзавёлся импозантным жилищем в Мазари-Шарифе.

И вот в 2021 году, после эвакуации американских войск, Панджшер остаётся единственной провинцией, не занятой Талибаном*. 16 августа уже другой Ахмад Масуд, 32-летний сын легендарного военачальника, призвал всех несогласных с новым Эмиратом приезжать к Панджшерскому ущелью и присоединяться к создающемуся антиталибанскому фронту. К нему присоединился вице-президент Афганистана Амрулла Саллех. В отличие от президента Гани, сбежавшего из страны, набив вертолёт деньгами, Саллех заявил, что никогда «не преклонится перед талибами*». 16 августа над Панджшером впервые с 2001 года вновь подняли флаг «Северного Альянса». В регион стягиваются части афганской армии, не пожелавшие сдаться талибам*. 

Масуд-младший заявил о своих политических амбициях ещё в 2019 году, и долгое время искал сторонников, в том числе и среди зарубежных лидеров. Особенно активизировалась его деятельность в апреле, когда стало понятно, что противостояния с Талибаном* не избежать. Заявил он о начале политической деятельности на могиле отца.

Каких же взглядов придерживается Масуд-младший, проучившийся семь лет в британских университетах?

Он выступает за швейцарскую модель обустройства Афганистана: максимальную децентрализацию, переход власти от центра к регионам и создание системы сдержек и противовесов, чтобы не позволить одной этнической группе навязывать решения другим народностям. 

Во многом его идеология происходит из первоначальной программы «Северного Альянса», вынужденного добиваться компромисса между региональными лидерами. Масуд-младший резко критиковал соглашение между США и Талибаном* о выводе войск за недостаточную проработанность регионального вопроса. 

«… за демократию, права человека, права женщин, а также множество прочих ценностей, которых мы смогли добиться за последние два десятилетия. Мы первая линия обороны. Мы защищаем и Европу, и весь регион. Афганцы воюют не только за себя, но и за всех остальных.»

Ахмад Масуд - младший

Ответить на этот вопрос по-настоящему сложно. Несмотря на заявления нынешних хозяев Кабула о том, что вся территория Афганистана контролируется ими, — это не так. Панджшер действительно не имеет границ с другими государствами, но в какой степени талибы* владеют всеми северными границами — вопрос. Если сопротивление окажется в изоляции, без возможности подвозить снабжение и боеприпасы из-за рубежа, то вряд ли оно продержится долго. 

Возникает ещё и вопрос международной поддержки. В прошлом «Северный Альянс» был способен удерживать позиции из-за мощной помощи со стороны России, Индии и США. Будет ли оказана такая же помощь на этот раз и есть ли со стороны крупных геополитических игроков необходимость поддерживать афганский Север? 

Помимо этого, непонятно, насколько боеспособны войска, собирающиеся сейчас в Панджшере. Все видели, как афганские военные часть за частью, без боя, сдавались Талибану* вместе с техникой и вооружением. Хватит ли морального духа, а самое главное, численности и техники у перешедших на сторону Масуда-младшего воевать с успевшими обзавестись брошенной авиацией талибами*? 

С другой стороны, укрываться в ущельях Панджшера можно действительно долго, а местное таджикское население достаточно мотивировано, чтобы сражаться с Талибаном*. Тем более что Масуд-младший для многих становится «мессианской фигурой», прямым продолжателем дела своего отца, мавзолей которого всё ещё находится в Панджшере. 

Есть и чисто экономический аспект: те самые изумруды. Ведь когда-то именно на них держалась вся мощь моджахедов, покупались вооружения и припасы. 

Третьи страны, заинтересованные пусть и не в падении Талибана*, но в его возможном сдерживании, могут оказывать некоторую поддержку, если новый «Альянс» продержится достаточно долго. Ведь его всегда можно использовать как способ ограничения талибских* амбиций. 

В любом случае противостояние в Афганистане всё ещё не закончилось и пока ставить крест на альтернативном лагере рано. Как и делать определённые выводы. Панджшер может рухнуть через несколько месяцев, а может стать началом очередного долгого этапа в кровавой истории несчастного государства.

_____

* — Талибан — организация, призанная террористической Верховным судом РФ в 2003 году и запрещенная на территории России