Портал в вечность

Портал в вечность

под Домодедовом бывший бизнесмен построил пирамиду

Уже давно по Сети гуляют фотографии, сделанные зеваками в подмосковном селе Никитское. Там  на окраине села таинственный некто построил Пирамиду (именно так, с большой буквы П). Здание стоит в низине и возвышается над округой только своей верхушкой. Территория огорожена высоким, но прозрачным забором. 

Необычная постройка породила волну слухов. Говорили, что Пирамиду построила секта солнцепоклонников (над воротами здания красуется большое солнце из бетона, выкрашенное золотой краской), сумасшедшие олигархи или заворовавшеся чиновники. 

Мы съездили в Никитское и поговорили с хозяином сооружения. Им оказался бывший бизнесмен, а ныне философ, Дмитрий Б., который согласился пообщаться с нами при условии, что мы не будем снимать его на камеру, но любезно провёл внутрь и рассказал, зачем уже 10 лет строит пирамиду.

— Это жилое помещение?

— Оно построено для жизни и хозяйствования на своей земле. Прежде всего, надо понимать, что это — произведение архитектурного искусства и объект авторского права. Не просто строение, блажь какая-то, или, как говорят:  “новые русские строят себе всякие замки, чудные”. Нет. Это архитектурный проект очень высокого уровня, сделанный  в только ещё зарождающемся стиле археофутуризма. Его разработал архитектор, который строит сакральные сооружения. Таких людей очень мало в нашем мире, вы, скорее всего, никогда в жизни их и не встретите. 

— Несколько элементов очень похожи на элементы культуры атцтеков или майя?

— Да, это так и есть, это взято за основу, как аллюзия. Это именно мезоамериканская архитектоника и её элементы, воспроизведённые на этой концептуальной территории или концептуальном поместье. Заложенные здесь принципы, замысел, создают определённое настроение, оказывают возвышающее влияние на человека, действуя за границами его сознания. Замысел связан как с классическими тенденциями, так и с прообразами, уходящими гораздо глубже классики,— в архетипические пласты коллективного бессознательного каждого человека.

— Почему вы взяли за основу ацтекские мотивы?

— Ацтеки и майя наиболее точно передали внутреннее движение человеческого духа, его внутреннюю иерархию. Если вы когда-нибудь съездите в Мексику или Перу, где находятся остатки таких сооружений (многие из которых, впрочем, прекрасно сегодня  воссозданы), вы почувствуете, что это изначальное, архетипическое движение человеческого духа к цивилизации. Оно началось во многих местах мира — в Китае, в Египте, в мезоамерике, и везде люди создавали похожие пирамидальные сооружения. 

— Вы сами видели пирамиды в Мексике?

— Я был почти во всех известных культовых местах мира, потому что прикоснуться или сделать паломничество к ним должен каждый культурный человек. Пока вы не увидите всё это торжество культуры, вы не будете понимать, что происходило с людьми ранее, и что происходит с ними теперь. В Мексике очень большой контраст между древними культурными артефактами и тем населением, которое сейчас там живёт. Очевидно, что пирамиды строили люди другого склада души, духа. То же самое можно сказать, например,  про величественнейший храм Ангкор-Ват в Камбодже. Все эти сооружения лишь условно можно называть древними. Они — поразительное свидетельство того, что представляли из себя люди, которые стояли у истоков человеческой культуры.

— Из чего построена ваша Пирамида?

— Тут был карьер, в котором добывали тот самый белокаменный известняк, из которого построена Москва. Вот все эти камни, которые были прямо здесь, они и были взяты для строительства Пирамиды. Вот там стоят станки, камни разрезали на кирпичи, из них и сложена пирамида. Это, кстати, один из принципов сакральной архитектуры — строить преимущественно из местных материалов, чтобы местность не отторгала чужеродное. 

— Вы говорите, что Пирамида ещё не закончена и внутри идёт ремонт. Что будет внутри, когда он закончится?

— Пирамида — это упрощённый символ человека. Вот и здесь у меня так же. Первый этаж — хозяйственный. То есть в нём гараж, склады, овощехранилище, мастерская, коммуникации (котельная, водяной и электрический узел), всё, что базово обеспечивает жизнедеятельность человека. Она самая большая, как и у человека, это по живот примерно. Ведь нижняя половина нашего тела — тоже техническая, чисто биологическая часть.

Второй этаж — это такой социальный уровень — это уровень живота и сердца, если сравнивать с человеком. Там расположены всевозможные общественные помещения — пространство для выставок, столовая, кухня, залы, вот такие вот вещи.
Третий уровень —  жилой. Жилые помещения. Уровень горла, если сравнивать с человеком. Четвёртый уровень это библиотека и кабинет. Это голова, разум.

Здесь нет ни одной прямой линии. Можете вблизи и сбоку посмотреть на центральную лестницу: вы поймёте, насколько сложно она выложена. Она сделана, говоря простым языком, пропеллером. Само поместье тоже расположено совершенно правильно относительно всех известных традиционных принципов. Местная церковь в Никитском, например,— она тоже стоит совершенно правильно. С моей верхушки видно эту церковь. Но церковь выше, потому что православная культура здесь доминирует, она здесь важна. Нельзя прийти в чужое место со своим проектом и сделать его выше и важнее, чем местное, сакральное. Нарушать столь важные правила нельзя, это никому добра не принесет.

— Будете ли вы использовать её как общественное пространство?

— Будем, но для очень узкого круга лиц. Это, в первую очередь, частная концептуальная территория, здесь запланировано создание образцово-показательного поместья, занимающегося полным циклом человеческой культуры — от сельского хозяйства до философии, то есть топового дискурса о природе и перспективах человека.

— Власти как реагируют на вашу стройку?

— С этим проектом я к ним, естественно, приходил, и они, конечно же, ничего в этом не понимали. Но тогда, когда я всё это начинал, было самое начало возрождения русской православной традиции. Говорили: “Чего это вы тут хотите какие-то языческие сооружения делать?” Я не пытался как-то объяснять им своё. У меня внутри нет никакой эзотерики, мистики, язычества или сектантства и т.п., я говорю о совершенно простых и понятных вещах, и делаю их. Они не давали всё это строить. По документам это земля населенного пункта, но под сельское хозяйство, пчеловодство (а что ещё можно делать в заброшенном карьере?). Но какое тут хозяйство, если тут нет плодородной земли? Я завёз сюда массу земли, и теперь тут растёт сад, виноградник, медоносы для пчёл (ульи я вам еще покажу, и их со временем станет еще больше). Этот заброшенный карьер я собираюсь превратить в цветущий сад. Местная администрация не давала разрешение на стройку, был суд, и я его, к счастью и удивлению, выиграл.

— Кто вы по образованию? Откуда вы всё это знаете?

— У меня обычное высшее образование. Московский университет, философский факультет. Если Вам нужно меня как-то называть, то можно называть меня современным традиционалистом. У меня и друзья все такие. Философия, психология, история, политология, право — это то, чем я всегда любил заниматься, находясь при этом всегда в центре исторических событий.

— Что вы вообще слышали или читали о своей Пирамиде?

—Много всяких глупостей. Что это какой-то зиккурат с подземельем, или что тут какая-то секта, или какие-то безумные новые русские или чиновники от жиру бесятся. Но это очень сложно всё опровергать. Поэтому я решил с вами поговорить, чтобы прекратить какие-то слухи и кривотолки. Тем более, что большой тайны из этого всего я не делаю, даже забор прозрачный поставил уже изначально. Но есть разница между таинственностью и  уважением к тайне частной жизни. Пирамида — это символ, ориентир “для всех и ни для кого” в том смысле, что наши низменные энергии можно и нужно превращать в высшие. Это ориентир и для меня самого, для моей семьи и моих друзей. Строить Пирамиду — это строить, прежде всего, самого себя. Она есть некое свидетельство того, что не все люди в нашей стране занимаются ерундой, что, несмотря на моральную и нравственную деградацию, которую мы наблюдаем в современном обществе, здесь всё равно появляются очаги культуры, в которых происходят вещи, противоположные этой зловещей антикультурной тенденции, идущей к нам из современной Америки. Не энтропия, не распад, а наоборот — негэнтропия, созидание. Эти примеры абсолютно необходимы.

— Чем вы занимаетесь? Ведь постройка Пирамиды денег не приносит?

— Есть несколько предпринимательских структур, которые меня подпитывают. Всем нужен элементарный живительный насос, который помогает низшие энергии превращать в нечто высшее. Я желаю всем его создать в своей жизни, в первую очередь. Для этого надо сначала хорошенько поработать, и именно в молодости. Нужно, прежде всего,  создавать базу своей экономической самостоятельности. Без этого ни о какой свободе речи быть не может. Если этого не удалось сделать в первой половине жизни, то ничего важного, такого великого и самостоятельного сделать не удастся. Это не значит, что человек в этом случае потерпел какое-то поражение, ни в коем случае. Просто надо встраиваться в жизнь правильно, и видеть где энергии идут вверх и всегда быть именно там. И тогда жизнь будет в порядке, то есть она будет расти. А тех мест и людей, в которых энергии идут вниз, нужно сторониться, минимизировать их влияние на себя. Это же очевидно. И это самый простой совет, который я могу дать любому молодому человеку.