Работа на пределе

Работа на пределе

Что российские врачи говорят о второй волне короны?

За последние месяцы случаи CоVID-19 резко пошли вверх. Как в России, так и в остальном мире. Надежды на скорое окончание пандемии не осталось — вирус с нами надолго. Как и весной сложнее всего приходится медикам. Каждый день они рискуют собой, спасают жизни и сражаются с угрозой, которую ещё несколько лет назад нельзя было представить.

Попросили врачей со всей страны рассказать о работе в условиях второй волны, проблемах и ожиданиях. А также о том, как можно описать ситуацию одним словом.

Московская область

Сергей М., врач “скорой”.

Ситуация одним словом: Одним словом — п****ц!

Судя по «скорой», нагрузки адские. Ждать приходится по шесть и более часов, госпитализации — сплошь пневмонии. Всё, как весной. В Мытищах по количеству населения, бригад «скорой» должно быть в два раза больше. За это лето много персонала с мытищинской «скорой» уволилось, работают по одному, диспетчер — один, врачей нет, старшим врачом смены сажают фельдшера посмышлёней.

Госпитализируют не всех: если поражение лёгких менее 45% и удовлетворительная сатурация — отправляют лечиться амбулаторно. Почему-то мне кажется, что эта вторая волна нас накроет. Хотя многие считают, что никакой второй волны нет, а есть продолжение первой. Когда закончится? Хочется верить — когда (и если) мороз ударит.

Происходит это исключительно благодаря «оптимизации». Уничтожили первое звено медпомощи — ФАПы, «скорую», поликлиники, участковые больницы. Невесело.

Хабаровск

Анна Любавина, заведующая отделением УЗИ КГБУЗ ГКБ номер 10.

Ситуация одним словом: Одним словом невозможно, к сожалению, всё ненормативное.

Вторая волна намного сложнее, чем первая. Хотя я особо не понимаю, почему это разделили на волны. По мне, это абсолютно закономерное течение вирусной инфекции, когда не были соблюдены карантинные меры. Теперь мы имеем резкий рост заболеваемости, что и должно было произойти. 

Вопрос, когда это всё закончится, волнует всех. У меня, к сожалению, нет на него ответа. Я помню одно: когда мы вступали в пандемию 26 марта, я говорила, что это всё продлится до сентября. А сейчас заканчивается октябрь. По моим предположениям, раньше следующего октября мы не выйдем из пандемии. 

Скажу, что справляемся с какими-то невероятными усилиями и напрягом. Стараемся по максимуму охватить всех возможных пациентов. Перегруженность очень сильная, люди работают на пределе своих возможностей, как и аппаратура, впрочем. Расход кислорода колоссальный, всё работает на пределе.

Красноярск

Ольга Ищенко, врач отделения пульмонологии

Загруженность отделения полная, очень много тяжёлых больных. И случаи тяжелее, чем в прошлый раз. Не могу точно сказать, чем это обусловлено. Не знаю, когда это всё кончится, но очень надеюсь, что к марту. Ситуация тяжёлая, напряжённая, но мы готовы работать.

Воронеж

Антон Косенко, врач инфекционного медцентра при БСМП 8.

Вторая волна уже началась и идёт, на мой взгляд, более месяца. По сравнению с тем, что было в мае, июне, июле, мы, к сожалению, не в лучшей ситуации. Стационары перегружены, работы очень много. Сейчас порядка 150 обращений в день. 

Сейчас и сложнее и легче. Легче почему? Потому, что мы гораздо больше знаем о течении заболевания, оно уже для нас не настолько новое. Хуже в том плане, что ресурсов недостаточное количество. И мы работаем с огромнейшей нагрузкой в данный момент. Очень много людей болеет.

На спад оно всё, наверное, к новому году всё-таки пойдёт. Но это не значит, что закончится. Просто нам станет чуточку легче. Но люди, к сожалению, продолжат болеть, это будет далеко не конец. Что касается в целом завершения эпидемии, я хочу согласиться со специалистами ВОЗ. Данная эпидемия будет длиться около двух лет. 

У нас люди семьями все болеют. Это очень нехорошая тенденция, но особенности вируса такие. Те, кто в узком семейном кругу вместе находятся, те вместе и болеют. Особенно неприятно, когда для кого-то из семьи исход благоприятный, а для кого-то — нет. 

Карантинные меры и меры самоизоляции идеально не соблюдались. Я сам по городу перемещаюсь, я не могу не посещать работу. Я прекрасно вижу, какое большое количество людей на улицах.  Какое большое количество людей в парках. Понятно, что сейчас похолодало, и людей в парках становится меньше. Но тем не менее, нет никакой изоляции, нет никакого карантина. Люди свободно перемещаются по городу, сами друг друга заражают. Некоторые предосторожности, меры безопасности, их мало кто соблюдает. Даже банальные ватно-марлевые повязки — их носить стали буквально неделю как. 

Мы пожинаем плоды. От того, что люди к своей безопасности и безопасности окружающих отнеслись не очень хорошо. Я уже не говорю о том, чтобы общаться со своими родителями в возрасте которые,  с бабушками, дедушками. Тоже надо стараться меньше, как бы этого ни хотелось. 

Хочется со всеми этими напастями справиться гораздо меньшей ценой. Потому что цена — это человеческие жизни. Как бы мы ни старались, как бы мы долго и усердно ни работали. Определённый процент людей всё равно будет гибнуть. Пусть один процент, пусть два процента. Но каждая человеческая смерть — трагедия.

Саратов

Александр К., КБ им. Миротворцева СГМУ

Ситуация одним словом: терпимо

Сейчас сложнее, чем в первую волну. По многим причинам. Первое — что люди не стали соблюдать меры предосторожности. Ходят по ТЦ, барам, ресторанам, собираются компаниями. Это всё выливается в огромный поток больных, который тяжело контролировать. 

Также, к сожалению, среди граждан началась паника в связи со второй волной. Люди вызывают врачей и “скорую” даже на небольшую температуру и насморк, который есть у каждого второго в октябре. Поэтому ни бригад скорых, ни участковых терапевтов порой на всех не хватает. 

Плюс люди, которые запасались гречкой в первую волну, теперь запасаются антибиотиками. И пьют их горстями непонятно, для каких целей. Некоторые на вопрос врачей “что принимали дома”, называют такие лекарства, которыми можно сепсис вылечить, не то что пневмонию.

2020-10-26 15.16.45

Москва

Сергей К, врач-реаниматолог

Ситуация одним словом: ж**а

Потому что всё не организованно, никакие дополнительные мощности в больнице не выведены для тех, у кого не ковид. 

Многие стационары Москвы переведены на ковид. Соответственно, основной поток пациентов — не с ковид — переместился в другие отделения. Отделения перегружены, нагрузка сумасшедшая — ужасные условия труда. Летальность увеличивается, результативность вообще нашего лечения уменьшается. 

Стало намного сложнее. Нагрузка намного больше, чем в первую волну. Может быть, это зависит от организации. Но в той же 15 больнице им. Филатова бывают ситуации, когда пациенты получают формальное лечение. Некоторые не успевают получить и этого. Ни о какой адекватности речи не идет, пациенты просто погибают. 

Когда всё это закончится? В будущее никто не заглядывает, поэтому не знаю. Можно любую фразу сказать и выдать её за какой-то прогноз — всё это ерунда. 

Размыта сильно граница “красных” и “зелёных” зон. В “зеленых” зонах полно ковида, этот ковид пытаются переводить и изолировать. Ничего не получается. Осмотр ковидных и не ковидных осуществляется в одних и тех же отделениях диагностических. В КТ-отделении может сначала оказаться здоровый, а потом больной пациент. Никакой обработки не существует, потому что это всё формальность.

Тем, кто не заточен под ковид — выплаты им не положены. Есть специалисты, которые ежедневно лечат ковидных, но официально они их не лечат, а находятся, якобы, в обычном отделении. Каждый день они сталкиваются с ними нос к носу, но никаких выплат нет. Ковид сейчас везде, а значит, платить нужно всем. 

Соответственно, хуже всего тем больницам и тем отделениям, которые официально не в ковиде. Первое — они не получают выплат. Второе — они не защищены, нет никакой защиты от ковид. И третье — они сталкиваются с ковид, и у них лечатся ковидные пациенты. Но они считаются “зеленой зоной”.