Норкопокалипсис сегодня

Норкопокалипсис сегодня

сможет ли Россия стать лидером мехового экспорта?

Сегодня ВОЗ сообщила об эпидемии ковида на фермах норок ещё в пяти странах: Нидерландах, Испании, Швеции, Италии и США. Раньше всех коронавирус у пушистых зверьков обнаружили в Дании, премьер-министр уже заявил, что 17 миллионов норок подвергнутся уничтожению — вместе с ценной шкуркой. 

На сегодняшний день на мировой рынок пушнины Россия поставляет всего лишь 3% норок от общего объёма (Дания — более 30% процентов). Всего мировой объём ценных шкурок -— 100 000 000 в год вместе с Китаем.

Если дорогостоящих грызунов в Дании действительно подвергнут геноциду, цены на их мех взлетят до небес, а у России появится реальный шанс выйти в лидеры экспорта. Но российские компании все как один жалуются на экономическую ситуацию. Магазины закрыты, шкуры некуда поставлять. Нет и поддержки со стороны правительства. Мы поговорили с сотрудниками ферм и экспертами, чтобы понять — чего нам ждать от грядущего норкопокалипсиса. 

Вячеслав, ветеринарный врач зверохозяйства в Мермеринах, Тверская область:

— На российских фермах всё хорошо, никогда ничего не болело. Мы проверяли тест-системами, правда, кошачьими тест-системами, и ничего у нас не показало.

— А давно проверяли? 

— Летом проверяли. 

— А собираетесь поголовье увеличивать? 

— Это к шефу, потому что сейчас трудное положение в звероводстве, потому что как бы этот год дожить

Валентина Сивкова, директор зверофермы в Кировской области:

«Наша норка здорова, коронавирусом не болеет. Всё идёт согласно технологического процесса. Увеличивать мы поголовье не собираемся, потому что в России нет экономических предпосылок для этого. Отрасль звероводства пострадала от пандемии, так как были закрыты меховые магазины, все фабрики по пошиву меховой одежды. В результате движения меха нет, и мы как предприятие, которое производит сырьё для меховой промышленности, так же сильно пострадали. 

Поэтому сейчас стоит речь о том, как сохранить поголовье. Что очень сложно на фоне отсутствия государственной поддержки. А то, что происходит в Дании… конечно, мы сочувствуем датским звероводствам, но с другой стороны, моё мнение, это больше эмоции.

В планах Европейского союза давно было закрыть звероводство как отрасль. Ну нам же цыплят, свиней, коров не жалко, а бедные зверушки, как же они там мучаются.. 

Те предприятия, которые сумеют сохранить поголовье и выживут и в сезон 20–21 год, возможно, будут выходить на мировой рынок и продавать норку. То есть рынок немножечко освобождается, но для этого надо ещё прожить не менее года. А не имея денег на счету из-за того, что нет реализации, крайне сложно».

Виктор Константинопольский, учредитель меховой компании "Русский мех":

«В меховом бизнесе на сегодняшний день происходят очень интересные вещи. Датское правительство приняло, на наш взгляд, беспрецедентное решение: уничтожить всю норку, а это порядка 15–17 млн., в том числе маточное поголовье. Бизнес меховой Дании занимал около 30% всего сырья, заготавливая во всём мире норки. К сожалению, Россия теряла эти позиции за последнее время, и цифры говорят о том, что мы всего 2-3% занимали от общего объёма.

Причина одна — в Советском Союзе выращивалось около 13–13,5 млн норки, а на сегодняшний день это едва ли 2 млн. Мы занимали лидирующие места, это была валюта в стране, это были рабочие места, это было много чего полезного для всей индустрии. Но сегодня российское наше правительство не поддерживает, к сожалению, наших фермеров. Как я говорю, им нужно каждому вешать героя России, потому что он несёт этот нелегкий труд и выживает в таких тяжёлых экономических ситуациях сегодня. 

Что может произойти на российском рынке? Первое, безусловно, — поднятие цены. Так как главный оператор уходит с рынка, будут умерщвлять норок около 20 млн. Это не совсем повлияет на российского потребителя. У нас холода, у нас зима, никто не отменял эти вещи. И наши российские женщины носят меха. У нас и военные носят меха. Много где натуральный мех используется. Поэтому мы как бизнесмены, занимаясь 30 лет мехом, ну призвали бы наше российское правительство воспользоваться этой ситуацией. Поддержать наше зверохозяйство, поддержать наших фермеров, поддержать нашу отрасль. 

И, конечно, наш производитель выращивает не то качество, не то количество может подать. Поэтому сегодня нужно говорить не о том, что произойдёт в Дании. У них своё государство, у них своё принятие решений. Я считаю, что нужно говорить о том, что происходит в России. Россия может занять лидирующие позиции. Если мы сегодня этой ситуацией не воспользуемся, этим воспользуется Китай. В Китае потребление норки огромное. И они самые основные покупатели. 

Если мы разовьём звероводство, у нас разовьётся пушномеховой пошив, у нас поднимутся скорняки, конструктора, дизайнеры. Все задействованы в этой отрасли, огромная-огромная цепочка. Ещё забыл сказать про выделки, которые могут тоже возродиться. У нас великолепные на сегодняшний день технологии. Великолепные можем делать вещи, красивые, и нисколько не уступая. Мы очень жёстко сейчас конкурируем с Китаем. 

Мы сидим в рублёвой зоне. Мы можем хорошую давать ценовую политику и хорошее качество, и у нас примеры такие есть. В Твери, в Крыму. Они выращивают великолепную норку. Почему нам этой ситуацией не воспользоваться. Поэтому я призываю сегодня пересмотреть позиции, вернуть звероводство в Россию и занять лидирующие позиции в меховом бизнесе».