Выберите свой Mash:
Москва. Федеральный
Санкт-Петербург
Донбасс
Владикавказ
Екатеринбург
Иркутск
Казань
Калининград
Краснодар
Красноярск
Нижний Новгород
Новосибирск
Ростов-на-Дону
Севастополь
Уфа
Хабаровск
назад

Русский ренессанс? — Какие перспективы есть у креативной экономики страны

Международные санкции. Западные бренды один за другим уходят из России. Больше никаких Биг Тейсти — закрылся McDonald’s. Массмаркет — тоже всё (хотя некоторые раздумывают о том, чтобы вернуться): Zara, Bershka, Pull and Bear. Знакомые айтишники уезжают: кто в Ереван, кто в Тбилиси, кто в Стамбул. Кинотеатры простаивают без фильмов от Marvel и DC — Бэтмен уехал с российского рынка на своём бэтмобиле. Ни подписки на Spotify, ни новых сериалов от Netflix. Кому-то тревожно, а кто-то принимает рациональные решения.

В ответ на массовый исход — новые меры от правительства и региональных властей. Призыв в армию для технарей отменён, налоги снижены. Рестораторы получат свои гранты, а киноделы больше не смогут говорить о том, что западные новинки ущемляют их в прокате.

Экономика трансформируется. И эти изменения затронули все сферы: от производства до спортивной индустрии. И когда, как не в День труда, поговорить о том, какие возможности открывает нынешняя ситуация. И как кажущиеся риски можно превратить в перспективы. Специально для вас пообщались с экспертами и специалистами и рассказываем, всё ли так плохо (спойлер — совсем нет) и как нам дальше быть.

IT: льготы, процессоры, услуги

“На три года все IT-компании будут освобождены от уплаты налога на прибыль и от проверок контрольными органами. Они смогут на выгодных условиях взять кредиты на продолжение работы и новые проекты по ставке, не превышающей 3%”.

Это слова премьер-министра Мишустина. Ещё глава правительства сказал, что все айтишники будут освобождены от армии и вообще государство будет всячески им потворствовать.

И действительно, конфликт налицо. IT — глобальная сфера. А связи с рядом стран Запада исчезают. Получать деньги из-за рубежа — проблематично, международные проекты испытывают проблемы.

Можно ли решить проблемы за счёт внутренних ресурсов? Мы спросили у эксперта Артёма Геллера.

По его словам, отток кадров из страны компенсируется, с одной стороны, кадрами из самой России, с другой — теми, кто уехал, но всё же вернулся.

“Где есть действительно объективные изменения — это кадры. Есть как отток, так и замещение оттока другими кадрами, которые появляются изнутри России, изнутри самой компании, поэтому критичности здесь тоже нет, потому что люди уже очень многие начали возвращаться, значительная часть начала возвращаться”.
— Артём Геллер, председатель комиссии в Институте Развития Интернета

Разумеется, представители компаний, полностью завязанных на иностранный капитал, вряд ли вернутся в обозримом будущем. Но, с другой стороны, их базирование в России было во многом формальным.

Теперь о продуктах. Начнём с того, что российский сегмент Интернета с самого начала своего существования развивался достаточно быстро. В России есть собственные поисковики и социальные сети, которые на внутреннем рынке достаточно долго конкурировали с крупнейшими транснациональными гигантами Google и (запрещенным) Facebook. Да и аналоги стриминговым сервисам, как киношным, так и музыкальным, тоже достаточно хорошо представлены.

При этом российский IT-сектор долгое время делал ставку на развитие сервисной части и удобство во взаимодействии с пользователем.

“Разные страны сделали разные ставки на направления IT. Кто-то занимается железом, вроде Тайваня, и делает, например, процессы и полупроводники. У России был акцент на сервисы, удобные для людей. И здесь мы во многом впереди планеты всей. Это всякие доставки, еда и так далее, и так далее, магазины онлайн большие хорошие, банковская сфера.” – заметил Артём Геллер

Другое дело — специализированный софт для приложений. Например, дизайн или монтаж. С некоторым ПО возникли проблемы, но, если что-то уходит, это можно заместить. Пусть и потребуется некоторое время.

“А вот профессиональные, узкопрофессиональные инструменты — здесь там чуть сложнее, но сейчас, во-первых, уже 10 лет идёт импортозамещение и в какой-то степени есть наработки в разных областях, а где-то, где вот образовались эти пустоты, ниши, дырки — их можно назвать как угодно, — там сейчас очень активная фаза и правительство и даже сами компании российские активно занимают нишу, разрабатывая аналоги продуктов, которые ушли с рынка, то есть это вопрос времени. По разным направлениям — от месяца до нескольких лет может произойти замещение. Может быть, не во всём, но практически всё мы сможем заместить”.
— Артём Геллер

Сложнее всего придётся с железом. Все мы знаем, что, например, Тайвань — процессорная Мекка. У России, конечно, есть технические возможности для разработки собственных процессоров. Но производятся они частично на иностранных мощностях, а используются в ограниченной сфере, например в устройствах, где необходимо обеспечить повышенную безопасность. Названия наших процессоров вы могли слышать: “Байкал” и “Эльбрус”.

Так что разработка и производство железа потребует серьёзных вложений. И именно в этой области России необходимы технологические прорывы — от подготовки кадров до наращивания собственного производства.

Но, конечно, всё это не рассчитано на массового потребителя, и мы не скоро увидим, не знаю, ноутбуки и телефоны с нашими процессорами, потому что несколько другой сегмент. И тут даже непонятно, стоит ли делать на это акцент, потому что догнать сложно, практически невозможно конкурентов наших. И может быть, в очередной раз необходимо сделать ставку на новые технологии, новые решения, которые ещё разрабатываются или близки к публикации, чтобы сделать какую-то революцию.
— Артём Геллер

Про сравнительные преимущества отечественного IT при должном участии государства говорит и президент Центра экономики инфраструктуры Владимир Косой. По его словам, именно эту отрасль стоит развивать в первую очередь, потому что в ней у России есть серьёзная наработанная база.

Общепит

Вотчина Рональда Макдоналда больше не кладёт всё на булочку с кунжутом. И хоть полковник Сандерс ещё держится — многие заведения позакрывались. А стоимость питания в транснациональных закусочных растёт. И потому формируется запрос на что-то: а) качественное; б) отечественное; в) то, что можно себе позволить.

И рынок готов ответить. В последнее время в России очень серьёзно развивался ресторанный бизнес — даже “Мишлен” пришёл. Появлялись специалисты, профессионалы, формировались новые концепции. А о некоторых региональных сетях москвичи слагают легенды.

Шеф-повар и телеведущий Саша Белькович уверен, что в командах недостатка нет. И за что можно быть спокойным, так это за то, что все будут сытыми.

“Мы можем заменить любую ушедшую компанию. У нас есть мастера, которые и готовят лучше, и соображают быстрее. Накормить мы всегда сможем. Конечно, такую машину, как “Макдоналдс”, не создать сразу, это огромный бизнес, который формируется годами. За один день это не делается. А просто делать что-то сетевое, почему нет”.
— Саша Белькович, шеф-повар, телеведущий

Главное условие — больше зелёного света и поблажек ресторанному бизнесу. С одной стороны, это гранты на открытие новых заведений. С другой — снижение налогового давления и ликвидация излишних бюрократических препон.

Пионерские проекты, к примеру, запустили в Москве. Правительство региона выделило миллиард рублей на гранты самым интересным проектам общепита. А среди мер поддержки ресторанов — освобождение от уплаты НДС предприятий, оборот которых составляет до 2 млрд рублей в год и более 70% выручки которых формируется от услуг общепита, и городская программа льготного кредитования.

Кино

Некоторые отечественные картины и раньше соревновались с крупными международными новинками в прокате. Особенно на праздники. И иногда голливудские блокбастеры удавалось обгонять по сборам.

Тем не менее жалобы на то, что западное кино отбирает львиную часть дохода у российского, были регулярным делом. И приходилось подстраивать расписание, чтобы облегчить конкуренцию.

Но что теперь, когда крупнейшие прокатчики от Sony до Disney временно приостановили себя на территории Российской Федерации? С одной стороны, 75% годовой выручки кинотеатров приходилось на Голливуд. С другой — в кино люди всё равно ходить не перестанут.

Киновед и действительный член киноакадемии “Ника” уверен, что количественно российские ленты заменят иностранные почти полностью. Наша индустрия выпускает по сотне фильмов в год. Другое дело — качество.

Чтобы освоить освободившеюся нишу, нужно предложить содержательную альтернативу. А для этого стоит качественно изменить подход к работе с кадрами: режиссёрами, сценаристами, операторами и так далее. Очень важна система стимулов (по типу грантовой или фондовой поддержки) начинающим талантливым авторам.

Музыка

В последнее десятилетие наша сцена переживала целое возрождение. Тут вам и пост-панк, и поп-панк, и интеллектуальный хип-хоп, и скам-рэп, и гиперпоп, и вообще что угодно. Западные лейблы пачками подписывали российских музыкантов и хантили юные таланты. А многие звёзды становились популярными на европейских и американских рынках.

Но деятельность схлопнулась, Spotify ушёл, международные выплаты может получить разве что Моргенштерн, и даже обновлённую версию “Комара-парижанина” от Славы КПСС теперь не послушать.

Что может заместить западные корпорации? Отечественные мейджоры. Сейчас, по словам критика и автора канала “Русский Шаффл” Олега Кармунина, наступило время последних.

“Многие артисты из-за того, что они дистрибутируются через западные лейблы или компании, не могут получить свои деньги. Для них это проблема. Те, которые были подписаны на российские, для них это выигрышная ситуация. Потому что российские лейблы получили огромное количество слотов в стриминговых сервисах, которые остались в России. Раньше тройка мейджоров забивала все эти слоты в релизную пятницу и всё было заполнено какими-то иностранными релизами. Сейчас их нету, поэтому больше промоутируется отечественная музыка. Очень большое количество западных музыкантов отказываются дистрибутироваться в России, и освобождается очень большое место для нашей музыки”.
— Олег Кармунин, музыкальный критик, автор телеграм-канала “Русский шаффл”

Теоретически здесь работает тот же принцип, что и в ряде других индустрий: больше не нужно соперничать с накачанными ресурсами транснациональными компаниями. А пустое место в плейлистах скорее займут начинающие молодые исполнители.

Кармунин считает, что уже существующая в России тенденция слушать в основном русскоязычную музыку в скором времени только усилится.

Одежда

Сумочки Шанель не продают россиянкам, Zara ищет способы вернуться, но пока их магазины простаивают в торговых центрах. Что делать? Шить собственную одежду.

Российских брендов одежды действительно много: и стритвеар, и более элитного разлива. Но в общей доле преобладают последние, и это существенный минус.

Дизайнер Игорь Гуляев считает, что Made in Russia — уже давным-давно не стыдно, новые актуальные идеи существуют, но индустрии нужно качественное управление и финансовый толчок.

“Давным-давно уже было пора российским производителям стартануть и начать победное шествие по стране со своим креативом и своим производством. Нам давно пора начать строить свою индустрию и строить достойные компании своего уровня. Ещё несколько лет назад никто не верил в Made in Russia, а сегодня это прилично и достойно. Мы делаем современные коллекции на высочайшем международном уровне”.
— Игорь Гуляев, дизайнер

Главное — избежать “китаизации” освободившихся площадок. И не превратить фешен-рынок в наполненные безынтересными подделками прилавки. А для этого необходима избирательная поддержка: профессионалов и тех, кто радеет за стильный отечественный продукт.

“Очень хочется, чтобы развиваться начали именно те люди, которые действительно стараются, чтобы мода шла вперёд. Мы должны быть не местечковыми, а очень серьёзными и масштабными. Нам необходима поддержка государства, чтобы мы не просто заняли пустые пространства, нам необходим финансовый грант или возможность на ближайшие годы послабления налогообложения. Это даст возможность расправить крылья”.
— Игорь Гуляев

Что в итоге?

И креативная экономика, и сфера услуг могут выступить драйверами развития внутри страны.

Новая экономическая реальность, конечно, диктует свои условия. Привычные схемы рушатся, нужны новые механизмы. Но, как говорил герой Стендаля, именно в революционные времена артиллерист может стать императором.

Освобождаются ниши, ранее занятые иностранным капиталом, ограниченные его серьёзными ресурсами и устойчивыми каналами.

И эти ниши можно заполнить: опрошенные нами эксперты уверены: внутренний потенциал у России очень высокий.

Да, это произойдёт не сразу. Но рано или поздно произойдёт.

Особенно если существующие меры поддержки (отказ от НДС, грантовые программы, государственно-коммерческое финансирование проектов, мораторий на проверки) будут расширены и настроены на конкретные отрасли.

Поделиться