/img/mashcorr_oper_xl.png
Выберите свой Mash:
Москва. Федеральный
Санкт-Петербург
Владикавказ
Екатеринбург
Иркутск
Казань
Калининград
Краснодар
Красноярск
Нижний Новгород
Новосибирск
Ростов-на-Дону
Севастополь
Уфа
Хабаровск
назад

Самый мирный атом

История жизни академика Сахарова

Гениальный физик, создатель одного из самых страшных видов оружия и при этом лауреат Нобелевской премии мира. Его биография — это история борьбы за научный прогресс и мирное небо над головой.

Его зовут Андрей Сахаров — и сегодня исполняется 101 год со дня его рождения. 20 лет своей жизни он посвятил созданию термоядерной бомбы. А следующие 22 года боролся за то, чтобы спасти от неё человечество.

В честь годовщины нашего великого соотечественника рассказываем о его жизни, достижениях, идеях и наследии.

От домашнего обучения к большой науке

До 13 лет будущий академик учился дома. Его образованием занимался отец, Дмитрий Иванович Сахаров, талантливый педагог, автор учебников и сборников задач по физике, которые, кстати, продолжают переиздаваться до сих пор. Отец и ввёл маленького Андрея в мир цифр и формул — в мир науки.

— Меня очень волновала возможность свести всё разнообразие явлений природы к сравнительно простым законам взаимодействия атомов, описываемым математическими формулами, — вспоминал Сахаров. — Я ещё не вполне понимал, что такое дифференциальные уравнения, но что-то уже угадывал и испытывал восторг перед их всесилием. Возможно, из этого волнения и родилось стремление стать физиком. Конечно, мне безмерно повезло иметь такого учителя, как мой отец

В школу Андрей Сахаров поступил уже 13-летним. Осенью 1934 года сразу в 7 класс. Весной 1938 года Сахаров окончил школу с отличием, а потому без экзаменов поступил на физический факультет Московского государственного университета.

В университете определился основной интерес Сахарова и главная научная страсть на долгие годы — теоретическая физика. Позже Сахаров вспоминал:

«Я жадно впитывал в себя физику и математику, много читал дополнительно к лекциям, практически больше ни на что времени у меня не оставалось, и даже художественную литературу я почти не читал».

После окончания университета работал на патронном заводе в Ульяновске во время ВОВ. Но и там Сахаров продолжал заниматься исследованиями. Самостоятельно.

А в 1944-м его приняли в аспирантуру Физического института им. П.Н. Лебедева Академии наук СССР (ФИАН) по специальности «Теоретическая физика».

3 ноября 1947 года Сахаров защитил диссертацию, стал кандидатом физико-математических наук, и его приняли на работу в альма-матер. На должность младшего научного сотрудника Теоретического отдела.

«Вспоминая то лето 1947 года, я чувствую, что я никогда — ни раньше, ни позже — не приближался так близко к большой науке, к её переднему плану. Мне, конечно, немного досадно, что я лично оказался не на высоте (никакие объективные обстоятельства тут не существенны). Но с более широкой точки зрения я не могу не испытывать восторга перед поступательным движением науки — и если бы я сам не прикоснулся к ней, я не мог бы ощущать это с такой остротой!»

Хиросима и Нагасаки

— Утром 7 августа [1945 года] я вышел из дома в булочную и остановился у вывешенной на стенде газеты. В глаза бросилось сообщение… на Хиросиму 6 августа 1945 года в 8 часов утра сброшена атомная бомба… У меня подкосились ноги. Я понял, что моя судьба и судьба очень многих, может, всех, внезапно изменилась. В жизнь вошло что-то новое и страшное, и вошло со стороны самой большой науки — перед которой я внутренне преклонялся

Так Андрей Дмитриевич вспоминал событие, ставшее поворотным и в его личной судьбе, и в истории планеты. Первый ядерный удар — по Хиросиме и Нагасаки.

Атомные бомбардировки Японии не только поставили точку во Второй мировой войне, но и ознаменовали начало новой, холодной войны, а с ней и так называемую ядерную гонку. Уже тогда было понятно, что для молодого учёного, специалиста в области физики элементарных частиц, перспектива работать над созданием оружия массового поражения — вопрос времени.

«В 1946 и 1947 году я дважды отказался от искушения покинуть ФИАН и теоретическую физику переднего края. В 1948 году меня уже никто не спрашивал».

В июне 1948 года Андрей Сахаров был включён в «специальную теоретическую группу». Задачу группе поставили предельно чётко: разработка нового вида ядерного оружия — водородной бомбы.

«Кузькина мать»

Сахаров никогда не стремился в авторы ядерного оружия, но и на этом поприще проявил свой незаурядный талант. Совместно с Виталием Гинзбургом он предложил оригинальную схему устройства будущей водородной бомбы, получившей название «слойка». Разработка «слойки» закончилась успешно: первое испытание советского водородного оружия провели 12 августа 1953 года.

Затем Андрей Дмитриевич продолжал совершенствовать технологии — добавлять и домысливать новое. В 1954 году Сахаров предложил новую конструкцию водородной бомбы. Её проверяют через год, всё работает исправно. И это ознаменовало окончание разработки основ термоядерного оружия.

Вечером, в день испытания, военный руководитель испытания маршал М.И. Неделин устроил банкет. Он попросил Сахарова произнести первый тост. Подняв бокал, Андрей Дмитриевич сказал нечто совсем пацифистски-немыслимое:

— Я предлагаю выпить за то, чтобы наши изделия взрывались так же успешно, как сегодня, над полигонами и никогда — над городами

Разработанная Сахаровым технология позднее легла в основу самого мощного в истории человечества термоядерного устройства так называемой «Царь-бомбы», также известной как «Кузькина мать», которой Хрущёв угрожал Западу.

«Царь-бомбу» протестировали над Новой Землёй 30 октября 1961 г. Взрывная волна тогда трижды обогнула земной шар первый раз за 36 часов 27 минут.

Между наукой и ответственностью

Вместе с силой разрушения нового оружия росла и тревога Андрея Сахарова. Он всё чётче осознавал, что не может контролировать дальнейшую судьбу собственного детища.

С 1956 года Сахаров сосредоточился на изучении последствий ядерных испытаний. В частности, обратил внимание на радиоактивное заражение, которое возникает после взрывов в атмосфере и под водой. Даже незначительные дозы такого заражения могли увеличить заболеваемость и смертность на десятилетия вперёд.

«Я вычислил, что каждая мегатонна испытательных взрывов в атмосфере уносит 10 тысяч человеческих жизней».

После испытания «Царь-бомбы», осознав весь ужас потенциальных последствий оружия, Сахаров попытался предотвратить испытание двух почти идентичных термоядерных устройств. Но ему не удалось.

Сахаров не был первым учёным, понявшим, что термоядерная реакция этот «таинственный источник энергии звёзд и Солнца в их числе, источник жизни на Земле и возможная причина её гибели», как писал он сам, благодаря его же гению оказалась вне его контроля.

Ещё в начале 1950-х годов учёные разных стран трубили об опасности ядерки. Одиннадцать всемирно известных физиков, химиков, биологов, философов во главе с Бертраном Расселом и Альбертом Эйнштейном распространили воззвание к правительствам, известное как «Манифест Рассела — Эйнштейна». Оно положило начало Пагуошскому движению учёных, выступающих за мир, разоружение, международную безопасность, предотвращение мировой ядерной войны и научное сотрудничество.

С каждым годом холодная война между США и СССР всё больше обострялась, а ядерная гонка набирала темп. Иименно учёные первыми пытались помешать атомной катастрофе.

На третьем месте после Библии: «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе».

С конца 50-х Андрей Сахаров всё стремительнее погружается в общественную деятельность. Волнует его много вопросов. Не только внутриполитическая повестка, но и экология. Так, например, Сахаров активно поддерживал общественную кампанию в защиту озера Байкал — проблему, актуальную до сих пор.

В 1968 году академик выпустил свою первую публицистическую статью «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Призыв советского учёного к сближению Запада и Востока, преодолению разногласий и разоружению с целью спасти будущее человечества нашёл отклик во всём мире.

Общий тираж «Размышлений» в 1968–1969 годах за границей составил 18 миллионов экземпляров. Эта работа оказалась на третьем месте после Библии и «Красной книжечки» Мао Цзэдуна.

В штыки её приняли только в Советском Союзе. КГБ расценил работу как «политически вредную», из-за чего Сахарова отстранили от работ по секретной оборонной тематике.

Андрей Дмитриевич не скрывал своих взглядов и регулярно обращался к руководству страны с предложениями пересмотреть социальную и экономическую политики, выстроить открытый диалог с Западом и сократить ядерный арсенал.

«Мир, прогресс, права человека». Нобелевская премия

— Мир, прогресс, права человека — эти три цели неразрывно связаны, нельзя достигнуть какой-либо одной из них, пренебрегая другими

9 октября 1975 года Нобелевский комитет присудил Сахарову премию мира с формулировкой «За борьбу за права человека в Советском Союзе, за разоружение и сотрудничество между всеми народами».

Из-за запрета на выезд учёный не смог участвовать в церемонии, но подготовил к ней лекцию, в которой в очередной раз изложил свои взгляды о безусловной необходимости мира, призвал мир к разоружению и подчеркнул, что научно-технический прогресс невозможен без гражданских свобод и свободы убеждений.

Горьковская ссылка и главный манифест Сахарова

В 1980 году Андрей Сахаров публично осудил ввод советских войск на территорию Афганистана, за что был фактически отправлен в ссылку в Горький (Нижний Новгород), который на тот момент был закрыт для иностранцев.

Тем не менее Сахаров там продолжил заниматься как наукой, так и общественной деятельностью. В 1983 году он опубликовал самое развёрнутое изложение своих взглядов по вопросам мира и разоружения — «Опасность термоядерной войны». И ярко проиллюстрировал все ужасы возможного апокалипсиса.

«Следует сказать, что всеобщая термоядерная война явится гибелью современной цивилизации, отбросит человечество на столетия назад, приведёт к физической гибели сотен миллионов или миллиардов людей и, с некоторой долей вероятности, приведёт к уничтожению человечества как биологического вида, возможно, даже к уничтожению жизни на Земле. Ясно, что говорить о победе в большой термоядерной войне бессмысленно, — это коллективное самоубийство».

«Я согласен, что если будет перейдён „ядерный порог“, то есть если какая-либо страна применит даже в ограниченном масштабе ядерное оружие, то дальнейшее развитие событий станет плохо контролируемым, и наиболее вероятна быстрая эскалация, переводящая первоначально ограниченную по масштабам или региональную войну во всеобщую термоядерную, то есть во всеобщее самоубийство».

Возвращение из ссылки

1986 год. Заря перестройки. И в декабре Андрея Сахарова освобождают из горьковской ссылки по распоряжению Михаила Горбачёва. Реабилитация Сахарова стала первым свидетельством: в СССР грядут серьёзные перемены.

Вернувшись в Москву, академик продолжил работу в ФИАН и ещё активнее погрузился в политическую жизнь страны. Он по-прежнему интересовался вопросами международной и ядерной безопасности, а также проблемами экологии и отношениями СССР с миром. В феврале 1987 года Сахаров выступил на международном форуме «За безъядерный мир, за выживание человечества». А в марте 1989 — избран народным депутатом СССР.

Наследие

Андрей Сахаров, как многие великие учёные, видел на годы вперёд, и точно определил как будущие достижения человечества, так и проблемы, с которыми оно столкнётся. Например, в статье 1974 года «Мир через полвека» академик предсказал появление массового интернета:

«В перспективе, быть может, поздней, чем через 50 лет, я предполагаю создание всемирной информационной системы (ВИС), которая сделает доступным для каждого в любую минуту содержание любой книги, когда-либо и где-либо опубликованной, содержание любой статьи, получение любой справки. ВИС должна включать индивидуальные миниатюрные запросные приёмники-передатчики, диспетчерские пункты, управляющие потоками информации, каналы связи, включающие тысячи искусственных спутников связи, кабельные и лазерные линии».

Предвидел Андрей Дмитриевич и последствия нашего технологического прогресса. О них он писал в своей Нобелевской лекции 1975 года:

— Несомненно, успехи промышленного и технологического прогресса являются главным фактором преодоления нищеты, голода и болезней; но они одновременно приводят к угрожающим изменениям в окружающей среде, к истощению ресурсов. Человечество, таким образом, столкнулось с грозной экологической опасностью

Впрочем, наедине с проблемами учёный нас не оставил. Сегодня в нашем распоряжении огромное наследство — пласты не только теоретических, но и прикладных знаний. Это и научные труды, и наработки Андрея Сахарова, и гуманитарные манифесты. Бесценные инструменты, которые могут помочь нам в преодолении вызовов, с которыми человечество столкнулось уже сегодня и неминуемо столкнется ещё в будущем.

Поделиться