Выберите свой Mash:
Москва. Федеральный
Санкт-Петербург
Донбасс
Владикавказ
Екатеринбург
Иркутск
Казань
Калининград
Краснодар
Красноярск
Нижний Новгород
Новосибирск
Ростов-на-Дону
Севастополь
Уфа
Хабаровск
назад

"Смысл нашей жизни — это любовь": интервью с матерями российских солдат

Поговорили с женщинами, чьи дети прямо сейчас защищают Родину, и попытались через их истории узнать, что такое любовь

Тысячи лет подряд человек пытается найти ответы на уйму вопросов. Пишет книги, трактаты, стихи, доклады. Изучает свою природу с помощью науки, Бога или науки и Бога сразу. В общем, познаёт своё “я”, как может. Один из главных вопросов: что такое любовь?

Немецкий социолог Эрих Фромм писал, что любовь — это общение людей из глубин своего существования. Французский философ Жан-Поль Сартр был более пессимистичен, называл её опасной иллюзией. А русский публицист и мыслитель Иван Ильин писал об этом чувстве так:

Любовь [созерцающая] открывает человеку его родину, то есть его духовную связь с родным народом, его духовное лоно на земле <...> Человеку нельзя прожить без любви, потому что самое главное и драгоценное в его жизни открывается именно сердцу.
— И. А. Ильин

Сегодня особенный день. День тех, кто дарит Жизнь. Тех, кто любит не потому что, а вопреки. Невзирая на всё то, что происходит в мире. День Матери.

Мы поговорили с женщинами, чьи дети прямо сейчас защищают родину на передовой. Чтобы через их истории попытаться узнать, что такое любовь и, кто же был прав — Фромм, Сартр, Ильин или все сразу? Три женщины, три сына, шесть судеб. Всё это в нашем интервью.

Имена мы поменяли. Специально. Ради безопасности солдат и их семей.

Лилия. Константин, 25 лет.

— Какие у вас были первые эмоции, когда узнали, что сын уезжает на СВО? Тяжело было его отпустить на службу?

Сначала пришла повестка. Когда объявили мобилизацию, бабушка обнаружила повестку в ящике, сразу позвонила внуку. Поначалу была растеряна, что с этим делать? Поскольку ситуация неоднозначная — повестку не вручили лично, а с другой стороны — СВО. И так как все эти восемь лет ситуация была… Это было далеко, это было где-то там.

В армии он служил года три назад, сразу месяца через два заболел, был в госпитале. Половину службы проработал в госпитале — там не хватало персонала, был медбратом, помогал, когда не хватало медсестёр. Наша первая реакция — может быть, он в СВО пригодился бы по своим навыкам, он же в реанимации работал.

— А что Костя сказал вам, уходя на СВО?

Я считаю, он как мужчина поступил. Хотя он не великого роста, не великой массы — в нем всего 60 кг, худенький он у меня. Но он сказал: если мы не победим, другого выхода нет. Он был настроен так. Россия в опасности, отечество в опасности, и нужно идти — никаких отговорок, никаких отмазок.

Мы обсудили, что дедушка в 26 лет, он из деревни, был трактористом, умел водить машину. Он воевал и был водителем, возил снаряды. И сын говорит, ой, я как дедушка, тоже в этом же возрасте, получается, ухожу. Вот такая связь поколений. Ну а кто, кроме нас? Он мужчина, он не калека, прошёл армию. А кто пойдёт воевать? Он один у меня, ну а что? Был настроен идти до конца. Говорил, что победа будет за нами, мы должны искоренить нацизм и прекратить геноцид русского народа.

— А помните первую ночь после проводов? Долго не могли уснуть? Какая она была? Какие мысли были в голове?

Переживала, конечно, я и на работу не смогла пойти, отпросилась. Все перезванивались со всеми: а ваш как, а ваш? Поддерживали друг друга.

— Что помогло справиться с переживаниями?

Помогли подруги близкие, бабушки. Плюс мы всё время стараемся общаться больше с теми, чьи дети и родственники там. Женщины, в основном, друг друга поддерживают. Настоящие-то мужчины уже все там.

— А что для вас вообще значит быть матерью?

Это, с одной стороны, очень больно, потому что для матери сын всегда остаётся маленьким сыночком, а с другой стороны, это очень ответственно, потому что всё, что ты в него вложила, как воспитала, проявится потом, после подросткового периода. Но всё вдруг проявляется в трудной ситуации. Нужно собраться и быть готовым ко всему, поэтому это очень ответственно. И самое основное — мы молимся, посылаем добро и тепло, я вспоминаю, как он был маленьким, счастливые моменты. Праздники, как отдыхали, как на море первый раз поехали. Всё помню.

— Скажите, если бы у вас была возможность выступить на заседании ООН, чтобы вы сказали представителям стран и всему человечеству?

Смысл нашей жизни — это любовь. Любовь во всех её проявлениях. Любовь к ребёнку, к маме, к близким, к природе, к каждому ручейку и травинке. Это всё, что нас окружает, чем мы живём. И весь наш мир состоит из любви, и ради этого есть смысл жить. Бог есть любовь, Родина наша — любовь. И поэтому когда люди черствеют, появляются беспечность, безответственность, люди теряют ориентиры. А надо вернуться к истокам — откуда мы, кто мы, с чего всё пошло. Кто во что верит, но какая бы вера ни была, Бог един. И это — любовь, любовь ко всему. Помните об этом.

— И последнее. Какими тремя словами вы бы описали своего сына?

Получится четырьмя. Добрый, творческий, отзывчивый и добродушный.

Марина. Евгений, 26 лет.

— Чем ваш сын увлекался до отъезда на специальную военную операцию?

Он творческим был, рэп записывал с друзьями, снимал что-то для кого-то, хотел заниматься продакшеном.

— Женя пошёл добровольцем или по повестке?

Да, по повестке. Как только объявили частичную мобилизацию.

— Когда его призвали… Как друзья/соседи отнеслись к тому, что ваш сын уехал защищать родину с автоматом в руках?

Половина друзей отвалилась. Потому что сейчас все поделились, как я говорю, на белых и красных. Он стал удалять всех из “Вконтакте”, потом и аккаунт удалил. Так как начали сыпаться сообщения: куда ты идёшь, зачем идёшь? Причём он не сказал никому, что повестка пришла, а ему уже начали писать, информация утекла каким-то образом. Даже родственники разделились. Он всех поудалял. Начали звонить знакомые: он же у тебя единственный сын. Я понимаю, что один сын, что пять — всех жалко. И мне было страшно.

— Помните, как провожали его?

Да, конечно. Весь день бегали из одного места в другое с сумками. До этого закупились носками, трусами и вообще всем необходимым, чтобы там, вдали от дома, он ни в чём не нуждался. Не могла я его голодранцем отправить. Материнское сердце требовало накупить всего и сразу.

— А когда он уехал на автобусе… Помните, что почувствовали?

Тоску. Сын. Любимый и единственный, как-никак… Помню, посмотрела вверх, увидела пролетающего голубя и подумала: всё будет хорошо.

— Потому что голубь — символ мира?

Потому что любовь сильнее страха. И потоп не вечен.

— Подскажите, что для вас значит быть матерью?

Тяжёлый вопрос. В какой-то степени, быть мамой, да и вообще родителем, это тяжкий путь — физически, эмоционально и морально. Ты постоянно балансируешь, пытаешься найти центр, чтобы не перегнуть палку. Особенно в критические моменты. В тяжёлые дни, правду говорят, все показывают свои настоящие лица — вот и у родителя так, неважно папа ты или мама, у тебя есть ответственность перед ребёнком. А ведь наши дети, они всегда остаются детьми. Для нас. Поэтому если родитель даст слабину и перегнёт палку — например, заистерит, переволнуется, то это обязательно отразится на ребёнке. Ему может стать страшно, горько или ещё как-то. В общем, ничего положительного. Поэтому, да, это тяжело. Быть мамой или папой. Нужно постоянно балансировать, чтобы дитё знало: родители рядом.

— Если представить что у вас появился шанс выступить на заседании ООН… Чтобы бы вы сказали представителям стран и всему человечеству?

Хватит лгать. Пожалуйста. Враньё никогда ещё не было ключом к счастью.

— А что ключ к счастью?

Любовь. Искренняя. Это тяжело, но иначе нельзя.

Наталья. Данил, 24 года.

— Ваш сын в регулярной армии или доброволец?

Ему пришла повестка в рамках мобилизации. Так что в регулярной армии, да.

— До того, как Даню призвали, чем он занимался?

Он работал в SMM и ещё изучал дизайн. Хотел отучиться и разрабатывать что-то для городской среды. Я, честно говоря, не помню, как это называется. Да и я как-то далека от этого всего. Но, в общем, он очень творческий у меня.

— Помните проводы? Что вы сказали тогда ему?

Проводов никаких не было. Были я, он и его друг лучший. Мы весь день собирали вещи и приехали в военкомат. Там познакомились с остальными ребятами и родителями. Как-то легче даже стало во время разговора. Ну а потом попрощались. Когда он махал нам рукой, даже друг его растрогался — сказал, стыдно за то, что брата отпустил.

— Брата... Они давно дружат?

Да, с начальной школы. Выросли друг у друга на глазах буквально.

— А сын что-то говорил вам перед отъездом на СВО?

Сказал, что не может сидеть дома, потому что своих бросать не хочет. Вспомнил прадеда, его рассказы о войне. Сказал, что раз дедушка не боялся идти на фронт в 16 лет, то и ему бояться нечего.

— Помните первую ночь после проводов? Какие эмоции вы испытывали?

Некомфортно было. Посреди ночи поняла, что попала в новую жизнь. С утра, когда пришла на работу, резко осознала, что теперь как прежде не будет, и уволилась. Через несколько дней созвонилась с Данькой, рассказала про свой выбор, а он мне ответил: “Я давно тебе говорил, что так надо сделать”. Поддержал, в общем. А через несколько дней устроилась на работу мечты. Теперь работаю кондитером.

— Что вам помогает справляться с переживаниями?

Помогают подруги, работа и йога по вечерам.

— А йогой давно занимаетесь?

Нет. Недавно совсем. Но это помогает мне. Не знаю, как описать, но помогает, в общем.

— Сосредотачиваетесь на чём-то положительном во время медитации?

Можно сказать и так. Но зачастую получается просто не думать. Хотя, был случай, когда вдруг вспомнила пятилетие сына и расплакалась. Я тогда ему “Наполеон” сделала, и он так обрадовался…

— Когда Даня вернётся, сделаете ему снова “Наполеон”?

И не только!

— Как думаете, если бы вы могли выступить на заседании ООН, чтобы бы вы сказали всему человечеству?

Даже не знаю. Вот, ей-богу, не знаю. Я бы, наверное, просто расплакалась и, быть может, что-то крикнула на эмоциях. Не знаю.

— Почему?

Без комментариев.

Поделиться