Выберите свой Mash:
Москва. Федеральный
Санкт-Петербург
Донбасс
Владикавказ
Екатеринбург
Иркутск
Казань
Калининград
Краснодар
Красноярск
Нижний Новгород
Новосибирск
Ростов-на-Дону
Севастополь
Уфа
Хабаровск
назад

Новосибирский микроавтобус помощи

Двое новосибирцев купили микроавтобус, оформили документы и возят мирным жителям Украины гуманитарную помощь.

В условиях боевых действий чаще всего людям не хватает самых простых вещей — еды и лекарств. Того, чем мы пользуемся каждый день, не задумываясь о дефиците. Двое новосибирцев купили микроавтобус, оформили документы и возят мирным жителям Украины гуманитарную помощь.

Снова на передовой

Общественник Ростислав Антонов впервые приехал на Донбасс в 2014-м как журналист: поддерживал тех, кто  "защищает право изучать родной язык и знать свою культуру". Но после трагедии в Доме профсоюзов его мир перевернулся с ног на голову. Следующие несколько лет Ростислав провёл, совершая рейсы из Новосиба в Донецк и Донбасс, — оказывал помощь тем, кто в ней нуждался.

Он познакомился с тысячами людей, с некоторыми связь остаётся до сих пор. Ростислав постоянно был "на чемоданах". Когда в 2022 году началась эвакуация, мужчина снова аккредитовался как журналист для работы в зоне боевых действий и приехал в Донецк. Параллельно обдумывал гуманитарную миссию — её нужно было организовать в разбитых городах и пригородах.

Предыдущие поездки не прошли даром: Ростислав был подготовлен, но происходящее не укладывалось в голове.

"Наверное, по масштабам ничего ещё такого в постсоветской истории у нас не было, мы не проживали этого".

Тимуровцы

Команда пополнялась новыми волонтёрами: одни помогли деньгами, другие — собрали куб медикаментов для больниц. (Буквально кубический метр). Нашёлся ещё один отличный помощник и коллега по волонтёрскому призванию — Алексей Носов, руководитель автомотоассоциации Новосибирска.

Рука об руку они пошли дальше — даже купили микроавтобус, чтобы вывозить раненых и адресно доставлять гуманитарку.

Ростислав заключил договор с общественным движением "Донецкая Республика". Это волонтёры, которые открывают пункты приёма помощи на освобождённых территориях. Разок Ростислава и Алексея проверили на блокпосте, а дальше — уже встречали по-товарищески.

Вести с полей

Важная точка с нуждающимися — Мариуполь и округ. Там не хватало лекарств сильнее всего. С шести утра команда начинала работу: на оптовой базе закупала горячий хлеб, воду, крупы и всё первоочерёдное. Шла вслед за войсками, иногда попадала под обстрел и ехала обратно в Мариуполь — к тем, кто только вышел из подвалов.

"Мы ездили в те места, где люди только из подвалов вышли и не вышли ещё. Люди просто находились месяц, ну, как вот в подземелье — без воды, без тепла, без еды".

Работали до темноты, а когда начинало смеркаться, уезжали — на таких территориях нет никаких гарантий безопасности и встречаются диверсанты. Ребята рассказывают, что разведчики приходили к пунктам выдачи гуманитарной помощи и пытались узнать информацию о расположении российских отрядов.

К примеру, под Мариуполем на пункт к Алексею как-то подошёл человек. С виду не похож на остальных: чистый, одежду будто насобирал где-то — и стал спрашивать, где стоят наши и как туда добраться. На вопросы Носова ответить не смог, растерялся. Тогда Алексей попросил мужчину поближе показать татуировки, а тот экстренно дал дёру. И это не единственный случай.

"Обычно ходишь туда, где можно ходить. Там дороги, где можно ездить, они уже расчищаются".

Другая опасность — заминированные дороги. Если видишь надпись, значит, дорогу ещё не почистили. Ребята почти каждый день заглядывали в шиномонтажку для ремонта — как только заезжали в жилой район, потому что пробивали колёса осколками. Заминированы были все обочины и прибрежная полоса.

Жизнь-то продолжается

"Я вот неделю привозил в один и тот же район гуманитарную помощь — просто взяли свежеосвобождённый район и каждый день туда ездили. И прям за неделю район изменился".

Организовывали пункты выдачи гуманитарки в основном сами жители. Находили в районе относительно целые здания или пристройки и размещали там. Пунктом руководил самый инициативный. Ещё выбирали старших по улице, подъезду, дому — у каждого "уличного комитета" свои обязанности. Руководитель составлял список: кому и что нужно, дальше — общественники адресно доставляли продукты и медикаменты. А когда поставки налаживаются, люди начинают заботиться о районе: организуют субботники, приводят дома в порядок. Даже пьют чай во дворе.

Хлеб да вода

"Самое тяжёлое — видеть трагедию у людей. Ну, трупу уже невозможно сопереживать, он уже мёртвый. А когда ты протягиваешь хлеб бабушке и она берёт его и плачет, потому что она его месяц не ела, — это тяжело".

Новосибирцы частенько доставали людей из-под завалов, порой хоронили погибших, вывозили раненых на ближайший медпункт. Кто соглашался — помогали с эвакуацией. Обычно до этого пострадавшие около месяца не ели горячего хлеба и не пили чистой воды. Некоторые жили на подножном корме: всё, что более-менее съедобно, шло на стол. Самое дорогое для местных — обычная бутилированная вода. Она разлеталась с дикой скоростью. В домах Мариуполя нет ни света, ни тепла, ни газа — там не живут, а выживают.

Через Ростислава местные жители ищут своих близких по городам России. Например, Людмила Данилевская из Сартаны передала весточку родным в Москве, а в начале апреля общественники отвезли Арину из Мариуполя к её маме — женщина была на лечении в Донецке. Теперь они вместе.

Случай в Виноградном (пригород Мариуполя)

Как-то начальник медсанчасти попросил отвезти мужчину после инсульта вместе с женой в Мариуполь. Будто из-под земли появилась женщина, просила воды. Ростислав отдал бутылку — и тут же возле машины возникла давка. Толпа умоляла о воде, а ведь запасы предназначены для тех, кто ещё не получил гумпомощи. Просящих еле удалось рассеять.

На обратном пути вывозили из Мариуполя женщину с ранением — всё гноится, осколок глубоко в шее. Есть опасность заражения крови, повреждения нервных окончаний и артерий. У женщины в городе — двое детей и пожилая больная мать. В госпитале Новоазовска хирурги отказались её принимать, посчитав рану несерьёзной. Помог только пожилой хирург — выписал направление на рентген.

В это время другой врач попросил отвезти раненого к больной жене — ей некому помочь. Но в Новоазовске отправили в Донецк, и пришлось оставить мужчину там. В донецкой травме история повторилась — раненый умолял увезти его к семье, с которой нет никакой связи. Если бы его подобрали, гуманитарку уже не довезли бы.

"Решать, кому ты можешь помочь, а кто останется один на один со своей бедой, а потом думать: правильно ли ты поступил и можно ли было поступить иначе?".

Любовью чужой горят города, извилистый путь затянулся петлей

"Мы будем заниматься этим до тех пор, пока люди готовы помогать. И пока удаётся собирать — будем возить".

"Гражданский патруль" собирает гумпомощь в Новосибирске. Из Сибири до Донецка груз идёт транспортной компанией. А дальше — Ростислав с Алексеем грузят всё в микроавтобус и развозят адресно. Важно: люди могут увидеть, что помощь дошла до нуждающихся, — Антонов рассказывает обо всём в соцсетях.

Две недели назад ребята были в Мариуполе, до этого — в Волновахе. Дальше, как будет возможность, уедут в Славянск и Краматорск. Да и Мариуполю помогать продолжат. Следующая поездка запланирована на первое мая — как раз успеют собрать всё, в чём жители так нуждаются.

Для тех, кто хочет присоединиться к Ростиславу и Алексею: "Гражданский патруль" ведёт сбор. Нужно самое необходимое: деньги, продукты (макароны, мука, консервы, свечи), вещи для детей (памперсы, питание) и медикаменты (инсулин, от астмы, антибиотики, бинты, жгуты). Всё это можно приносить на Вокзальную магистраль, в дом № 17 с девяти утра и до шести вечера по будням.

Поделиться